Рубрики
Новости

Обнимая небо. В прокат вышел фильм о погибшем в Сирии лётчике Олеге Пешкове

Шесть лет назад, 24 ноября 2015 г., в Сирии во время выполнения боевого задания был сбит наш Су-24.

Экипаж успел катапультироваться, но с земли боевики открыли по лётчикам огонь. Командир, подполковник Олег Пешков, погиб в воздухе, штурман Константин Мурахтин приземлился и в ходе спецоперации был эвакуирован из зоны, которую контролировали террористы. Посмертно Олегу Пешкову было присвоено звание Героя России.

Теперь же Олег Пешков и Константин Мурахтин стали прототипами героев художественного фильма «Небо», который на днях вышел в прокат.

«Этот фильм не только о моём супруге. Он обо всех наших военных, которые защищают Родину. И пока есть эти настоящие мужчины, у нас будет мирное небо над головой», – сказала в беседе с «АиФ» Гелена Пешкова. Она вышла замуж за Олега в 18 лет, ему было 23 года. Оба родом из Усть-Каменогорска. Впервые Гелена увидела Олега, когда тот поступал в Суворовское училище. Виделись редко – на побывку он приезжал дважды в год. «Олег – моя первая любовь. Он начал ухаживать за мной, когда мне было 17 лет, а сам он к тому времени после Суворовского училища окончил лётное. Я видела, что вокруг Олега много девушек. Как говорили мои подруги, рядом с ним Ален Делон отдыхает. Я гордой была: он приглашает куда-то пойти, а я не иду. А когда замуж позвал, тут уж согласилась (улыбается). В 1994 г. сыграли скромную свадьбу и через неделю уехали служить в Амурскую обл., в Возжаевку. Жили в общежитии в комнате без удобств, мыши по полу сновали. Зарплату задерживали. Паёк выручал. Через два года дали двухкомнатную квартиру на пятом этаже. Я так обрадовалась. Зашла в квартиру, хотела руки помыть, а воды нет. Воду мы из колонки на улице на пятый этаж таскали. Жить там очень тяжело: зимой холодно, ветрено, снега часто нет, а летом жара. В 1999-м родилась Арина. Олег и пелёнки стирал, и ночью к дочке вставал. Тогда они очень мало летали. Чтобы прокормить семью, офицеры подрабатывали таксистами, грузчиками. Многие сослуживцы Олега вообще из армии ушли. Он и сам собирался. Как-то сказал: надо возвращаться в Усть-Каменогорск, пойду работать на завод. Наверное, если бы я поддержала, он бы так и сделал. Но я понимала, что это не его путь. Он с детства грезил небом. Сама работала в детском садике. Считаю, 90-е мы пережили достойно. Олег остался в армии. Его перевели служить в Приморский край, город Арсеньев. Там у нас второй ребёнок, сын, родился. Александром назвали. Там мы спустя 10 лет после свадьбы и обвенчались. Олег был верующим человеком».

«У мужа была феноменальная память. Это помогало и в учёбе, и на службе, – продолжает Гелена. – Учиться он именно что любил. И старшую дочь к этому приучил. Придёт со службы, всех поцелует, переоденется и со старшей за учебники. Она: «Папа, ты устал, я сама». – «Нет-нет!» У него был преподавательский талант. Он же начинал службу инструктором. Брал тех, от кого другие отказывались. А он ставил на крыло. Старался передать свой опыт».

Накануне командировки в Сирию подполковник Пешков с женой проводили сына в первый класс. Олегу было 45 лет. К этому возрасту он родил сына, посадил дерево и дом они наконец построили. Провожала мужа Гелена с тяжёлым сердцем, проплакала всю ночь: «Олег уже бывал в зонах боевых действий. Но всегда была уверенность, что он вернётся. И он возвращался. А в этот раз какое-то предчув­ствие сковало».

Меньше чем за сутки перед последним вылетом он позвонил жене из Сирии. Успокоил, что всё хорошо.

«А на следующий день в новостях сообщили о сбитом Су-24. После этого мы не отходили от телевизора. У военных лётчиков, когда командир приезжает к жене, значит, случилась трагедия. Но в первые сутки никого не было – приехали через несколько дней. Думаю, они и раньше знали, что Олег погиб, но нужны были 100%-ные доказательства.

Су-24М подполковника Пешкова. Фото: Из семейного архива
На девятый день, 2 декаб­ря, Олега похоронили. Чтобы тело доставили в Россию, была проведена спецоперация – боевики не хотели его отдавать. Я очень благодарна, что мы смогли похоронить мужа. Представьте, когда нет могилы, некуда даже поплакать сходить. В Липецке, где Олег служил в лётном отряде, попрощаться с ним пришли 10 тыс. человек. Господь помог всё выдержать. Я кинула горсть земли в могилу. Главком сказал, что президент приглашает меня в Москву. Встреча была со мной и Ирой Позынич, вдовой погибшего десантника Александра Позынича, участвовавшего в операции спасения экипажа Су-24. Мы с ней до сих пор общаемся. Спасибо президенту, спасибо Министерству обороны и лично министру за помощь и внимание. Теперь вот фильм сделали, увековечили память погибших. Мы подружились с актёром Игорем Петренко, который в фильме сыграл Олега. Когда он был в Липецке на съёмках, вместе поехали на кладбище к мужу. Игорь зажёг свечу, преклонил колено и стоял, разговаривал с Олегом: «Я прошу у вас разрешения сыграть эту роль». И сын наш к нему тоже проникся. Они теперь созваниваются».

Турки ударили в спину

Был ли у Олега Пешкова шанс выжить в тот роковой день? В честном бою – несомненно. Он был пилотом экстра-класса – освоил пять типов боевых машин, знал свой бомбардировщик досконально. Вместе с ним был один из лучших штурманов страны. Но это был не честный бой, а нападение из-за угла. Экипаж Су-24, по выражению президента, «получил удар в спину». Это была спланированная засада. Наши лётчики вообще не видели турецкий самолёт и не ожидали нападения. Он выскочил снизу и ударил сзади. Все данные о маршруте «сушки», судя по всему, туркам «слили» американцы, которых Россия, согласно заключённым договорённостям, заранее уведомила о предстоящем полёте.

Олега Пешкова, который сумел катапультироваться, боевики расстреляли в воздухе из автоматов. По словам источников в медицинских кругах, судмедэкспертиза показала, что уже после смерти тело погибшего офицера подверглось издевательствам. Террористы мстили за то, что им перекрывали финансовый «кислород»: лётчик бомбил склады с незаконно добываемой сирийской нефтью, которая караванами вывозилась в Турцию.

«Я не работаю на Россию, я служу ей» – эту фразу в фильме произносит главный герой. Олег Пешков был именно таким. Уже в конце нашего разговора Гелена Пешкова рассказала удивительную историю: «Олег решил ходить в школу, где дочка училась, проводить с ребятами встречи, разговор по душам. Первый раз вернулся никакой. «Что случилось?» – «У них глаза пустые». Но он продолжил ходить, хотя никто его не просил. Однажды вернулся, говорит: «Задали первый во­прос: «Сколько получают лётчики?» Ну хоть так тема пошла». А потом у мальчишек стал пробуждаться интерес. Говорили дочке: «У тебя отец классный!» И знаете, из класса дочки один мальчик – Максим – поступил в лётное училище. Недавно его встретила, говорит: «Это из-за Олега Анатольевича». Герой России Олег Пешков и после своей смерти продолжает ставить других на крыло.

Командующий ВВС – заместитель главкома ВКС генерал-лейтенант ­Сергей ­Дронов:

– Фильм уникален тем, что основан на реальных событиях. Более того, сюжеты применения авиации, показанные в картине, максимально приближены к реальности. И снималось всё не в декорациях, а на реальных объектах Минобороны России и непосредственно в Сирии, в зоне, где шли боевые действия.

Героические поступки одного человека всегда восхищали и служили примером для тысяч. «Сам погибай – товарища выручай» – эти слова принадлежат выдающемуся русскому полководцу Александру Васильевичу Суворову и являются одним из принципов его знаменитого труда «Наука побеждать». История героических подвигов наших соотечественников всегда демонстрировала силу характера и верность воинскому долгу.

Сегодня в нашей стране уделяется большое внимание сохранению исторической памяти о подвигах советских воинов, совершённых в период Великой Отечественной войны, в ходе участия в вооружённых конфликтах и контртеррористических операциях в настоящее время. И подвиг командира экипажа бомбардировщика Су-24 Олега Пешкова, с честью и достоинст­вом выполнившего свой воинский долг, является ярким тому примером.

Такие фильмы помогают сохранять память о героях нашего Отечества. Они напоминают нам, что мир, который отстояли наши деды, сегодня, как и прежде, нуждается в защите. И даже сейчас, в достаточно благополучное время, ради защиты мирной жизни наши военнослужащие совершают героические поступки, порой жертвуя своими жизнями.

Рубрики
Новости

Тяжёлая подготовка и настоящие взрывы: как снимался фильм о российских лётчиках «Небо»

В ленте рассказывается о контртеррористической операции в Сирии в 2015 году, в ходе которой турецким истребителем был сбит российский самолёт. Лётчики катапультировались. Константину Мурахтину удалось спастись, а Олег Пешков был расстрелян с земли террористами. Авторы фильма старались максимально достоверно перенести на экран эпизоды, связанные с операцией. Часть картины посвящена мирной жизни героев. Центральные роли в ленте исполнили Игорь Петренко, Иван Батарев и Мария Миронова.

Тяжёлая подготовка и настоящие взрывы: как снимался фильм о российских лётчиках «Небо»

В четверг, 18 ноября, в российских кинотеатрах начался показ драмы «Небо». Режиссёром и сценаристом выступил Игорь Копылов, ранее работавший над проектами «Ржев» и «Крылья империи». Центральные роли в ленте исполнили Игорь Петренко («Викинг»), Иван Батарев («Ржев») и Мария Миронова («Холоп»).

В основу сюжета легли реальные события, произошедшие осенью 2015 года. Военные лётчики Олег Пешков и Константин Мурахтин в рамках контртеррористической операции вылетели в Сирию. Их Су-24 был сбит турецким истребителем, лётчики катапультировались. Константину Мурахтину удалось спастись, а Олег Пешков был расстрелян террористами.

Основные съёмки прошли в Крыму. Кинематографисты также работали в Москве, Санкт-Петербурге, Липецке и Сирии. Они стремились максимально достоверно показать на экране обстоятельства гибели Олега Пешкова и реконструировать операцию по спасению Константина Мурахтина.

Продюсер картины Инесса Юрченко рассказала, что в точности реализовать идею на площадке помогали «консультанты по всем вопросам». В их числе были сам Мурахтин, а также сослуживцы Пешкова. Всего в состав съёмочной группы вошли 200 человек, не считая актёров и каскадёров.

По словам Игоря Копылова, создатели «Неба» побывали именно там, где разворачивались события в 2015 году, и сами прошли маршрут, по которому передвигался Константин Мурахтин в попытке скрыться от террористов.

«Мы шаг за шагом начали воссоздавать эту историю, — подчёркивает режиссёр. — Естественно, мы взяли самое интересное».

Кинематографисты старались не прибегать к компьютерной графике там, где это возможно. В результате во всех зрелищных сценах по-настоящему, с использованием пиротехники, взрывались и обстреливались автомобили. Самолёты и вертолёты в кадре также настоящие, в том числе в момент руления и взлёта. Лишь эпизоды в небе делали с использованием графики, но и в них, по словам режиссёра, авторы картины старались сохранить документальность. Для этого команда при помощи военных лётчиков повторила маршрут Пешкова и Мурахтина на настоящих тренажёрах.

«Мы занесли географию места, где проходили события, мы пролетели весь маршрут, который совершал экипаж в тот день. И по этому маршруту они пролетели, как это было. С разрешения Министерства обороны мы сняли информацию с этих тренажёров, которая включает в себя не просто географию движения или хореографию движения. Там любой подкрылок, любое движение, любое дрожание крыла и подкрылка — всё сохранено», — объясняет Копылов. Впоследствии полученные кадры дорабатывались с помощью графики.

Перед съёмками артистам пришлось пройти непростую подготовку. Как рассказал Сергей Губанов, сыгравший вымышленного майора Захарова, ему довелось тренироваться на действующей военной базе.

«Нас отправили на одну из военных баз в России, где у нас у каждого был наставник, который помогал и направлял, как нужно действовать с оружием в той или иной ситуации. Мы прошли несколько вариантов захватов, освобождения заложников и так далее», — подчёркивает Губанов. Он добавил, что тяжёлыми были и условия подготовки — тренироваться приходилось в жару в полном обмундировании, вес которого достигал 45 кг.

Также в ленте присутствует художественный вымысел. Придуманные сценаристами сюжетные ходы касаются мирной жизни героев. Поскольку такие эпизоды имеют мало общего с реальностью, кинематографисты приняли решение изменить имена главных героев — в фильме в операции участвовали Олег Сошников и Константин Муравьёв.

В сценах, показывающих жизнь лётчиков вне службы, рассказывается, с какими трудностями те сталкиваются дома и на какие жертвы приходится идти близким военных. Также повествование разбавляют многочисленные флешбэки, дающие представление о молодых годах Сошникова, когда тот только начинал путь в профессии.

Напряжения картине добавляют внутренние конфликты, которые терзают Олега Сошникова на разных этапах жизни. Герой с ранних лет проявляет героизм и демонстрирует целеустремлённость, однако в какой-то момент начинает сомневаться, стоит ли ему идти в военные. Сошников осознаёт, какие трудности ждут его впереди, и в то же время наблюдает за сверстниками, которые проходят обязательную службу и после неё решают заняться чем-то другим — сравнительно простым и в то же время перспективным. Тем не менее герой остаётся верен своему выбору и сохраняет эту решимость спустя годы. Будучи уже опытным лётчиком, он вновь сталкивается с искушением — уйти в гражданскую авиацию и провести остаток жизни спокойно и в достатке.

«Я не работаю на Россию, я служу России», — говорит герой и отказывается от выгодного предложения ради «жизни для других».

Мария Миронова сыграла жену Олега Сошникова — Гелену. Актриса рассказала, что перед ней стояла задача показать внутренний стержень героини, продемонстрировать полученное за годы жизни умение «владеть собой с достоинством, тоже совершать огромную жертву ради человека, которого она любит, принимать его».

Миронова отметила, что испытывала сильнейшее волнение перед съёмками, осознавая всю ответственность, которая легла на команду.

«Это такая колоссальная ответственность, поскольку мы входим на эту территорию в тот момент, когда ещё все живы. Жива эта фантастическая женщина, которую я играла, её дети. Это было недавно. И действительно, несмотря на то, что наша часть, мирная, может быть, не была так чисто снята, но вот это ощущение какого-то документализма присутствовало с первого моего съёмочного дня», — говорит актриса.

Она подчеркнула, что испытала подобные чувства впервые за карьеру.

Рубрики
Новости

Фильм «Небо» – это кинематографическое спасибо настоящим героям

В российский прокат вышла героическая драма «Небо», основанная на реальных событиях и непридуманных людских историях. Фильм, снятый при поддержке телеканала «Россия 1», рассказывает о контртеррористической военной операции в Сирии. Создатели киноленты и ее первые зрители поделились впечатлениями после премьеры.

После показа героической драмы «Небо» зрители не отпускали авторов: делились впечатлениями, фотографировались на память и подходили сказать спасибо.

«Настоящие мужчины, настоящие поступки, бьется сердце, трудно говорить»; «Только утер слезы, фантастический фильм»; «Тронуло погружение в судьбу героя, его семьи»; «Очень душещипательно, рекомендую всем!» – говорят зрители после просмотра картины.

Масштаб и реалистичность «Неба» высоко оценили и самые строгие зрители – военные.

«Сам офицер, полковник. Впечатления распирают просто, потому что показано все очень правдиво. Такие фильмы заставляют задуматься и любить свою Родину»; «Фильм держит в напряжении, даже несмотря на то, что ты знаешь развязку, все равно сидишь и надеешься на чудо», – делятся они мыслями после премьеры.

«Небо» – важное и честное кино об офицерах, готовых рисковать жизнью, защищая интересы страны. Блокбастер раскрывает детали контртеррористической операции в Сирии, во время которой был сбит российский бомбардировщик. Пилот Олег Пешков и штурман Константин Мурахтин катапультировались, но лишь одному из них удалось вернуться домой.

«Для меня это не кино, это некий посыл, дань уважения, наше кинематографическое спасибо этим людям. Олег Пешков не должен был лететь в этот полет, он вычеркнул менее опытного летчика и полетел. Это другой сплав людей», – говорит актер Игорь Петренко.

От масштабных схваток на земле и в воздухе не оторваться. Спасение штурмана, которого в фильме играет Иван Батарев – блестящий пример военной спецоперации. В картине она разложена буквально по минутам.

«Были вопросы первоначально: как было оказаться там? Когда ты понимаешь, что все, ты остался один. И сдаваться он не собирался», – рассказывает актер Иван Батарев.

Чувства людей, находящихся на краю гибели, и выбор между офицерским долгом и беззаботной жизнью – такого не увидишь в сводках новостей. И этот выбор будут делать не только герои ленты. Вместе с ними – и зрители.

«Может быть кому-то западет эта картина, и он задумается, что жизнь – это не быстрый десятисекундный TikTok, что герои вокруг нас, они живут рядом с нами», – объясняет продюсер Инесса Юрченко.

Служба военных летчиков была бы невозможна без любви – любви к Родине, к семье, к близким. Погода в доме порой имеет большее значение, чем там – за облаками.

«Эта история, прожитая через людей, взаимоотношения с семьей. Жены этих людей тоже очень мощные личности, очень целостные, сильные», – добавляет актриса Мария Миронова.

Как и в любой истории жизни, здесь будут все ее составляющие: сцены мирного быта, любовь, житейский юмор, слезы и радость. Прикоснуться к «Небу» можно будет уже сегодня во всех кинотеатрах страны.

Юлия Киселева, «Утро России»

Рубрики
Новости

В учебно-методическом центре военно-патриотического воспитания молодежи «Авангард» состоялся предпоказ фильма «Небо»

Картина снята при поддержке Министерства обороны России.

В центре киноистории — два главных героя — подполковник Олег Сошников и капитан Константин Муравьев. Фильм основан на реальных событиях 24 ноября 2015 года во время боевого вылета российский Су-24 был сбит турецким истребителем. Экипаж вовремя успел катапультироваться. Штурман Мурахтин был спасен, а Пешкова, спускавшегося с парашютом, боевики расстреляли в воздухе. Позже все террористы, которые участвовали в этом расстреле, были уничтожены, а погибшему пилоту посмертно присвоили звание Героя России. Мурахтин был награжден орденом Мужества.

В фильме главные роли исполнили Игорь Петренко, Мария Миронова, Иван Батарев, Сергей Губанов, Илья Носков, Николай Козак. Исполнители главных ролей несколько месяцев тренировались в действующем лагере подготовки Сил специальных операций вместе с военнослужащими. А Майор Константин Мурахтин стал главным консультантом на съемочной площадке.

После просмотра премьеры курсанты смогли пообщаться с Сергеем Губановым, который воплотил в фильме образ майора Захарова, художником-постановщиком Георгием Мичри и директором картины Натальей Крузе.

«Прототипами главных героев фильма являются собирательные образы российских военных, так создателям хотелось показать, что герои среди народа, среди нас. Сейчас в кино популярны герои со сверхспособностями, но это фильм о другом. Это история рассказывает о потомственном военном, который дал обещание быть верным своему делу и стране до конца», — отметил Сергей Губанов.

Вместе с курсантами зрителем кинопремьеры стала и директор «Авангарда» Дарья Борисова, которая отметила, что такие истории пример для курсантов настоящей мужской дружбы, порядочности и взаимовыручки.

«Я поражена точностью образов и характерами главных героев. Я искренне верю, что в нашей стране мужчины особенные, в них поколениями заложена ответственность за свою семью, свой дом, свою страну, и за это они будут воевать до победы. Фильм учит молодое поколение до конца оставаться верным своим принципам и России», — поделилась впечатлениями директор центра Дарья Борисова.

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации

Рубрики
Новости

«Очень разносторонний»: каким был Герой России лётчик Олег Пешков

Их Су-24 сбили в Сирии во время выполнения боевого задания в ноябре 2015 года. Пилоты катапультировались, но по ним открыли огонь с земли. Командир экипажа Пешков погиб, штурман Мурахтин сумел приземлиться и был эвакуирован специальным подразделением российских вооружённых сил. Посмертно Пешкову было присвоено звание Героя России. RT поговорил с вдовой героя Геленой Пешковой, его напарником майором Константином Мурахтиным и режиссёром фильма «Небо» Игорем Копыловым.
«Очень разносторонний»: каким был Герой России лётчик Олег Пешков

Вдова Олега Пешкова Гелена сейчас живёт в Липецке, где служил перед командировкой в Сирию её муж. Она рассказала RT, каким был Олег, как они встретились, как полюбили друг друга и как она удержала мужа-лётчика в 1990-е годы от попытки оставить службу.

— Как вы познакомились?

— Мы оба из Усть-Каменогорска. Познакомилась, когда Олег поступал в Суворовское училище. Мы ещё были детьми. Видела я его очень редко — два раза в год, когда он приезжал домой на побывку. Так изредка и общались, пока не выросли. Получается, что до свадьбы мы были знакомы десять лет. Называли друг друга кузеном и кузиной, потому что мой дядя по отцу женился на его матери, которая осталась вдовой.

— А как вы поняли, что влюбились в Олега?

— Мне исполнилось тогда 15 лет, а ему уже было 20, он уже был лётчиком. Олег — моя первая любовь, но он об этом не знал. Он даже женился, но брак его был недолгим. Он начал ухаживать за мной, когда мне было 17 лет. А я отказывалась с ним встречаться, бегала от него.

— Почему?

— Потому что у него было очень много девушек. А я была очень гордой. И Олега расстраивало, что он меня приглашает куда-то, а я просто не иду.

— И всё же вы вышли за него замуж. Сколько вам было лет?

— Мне было 18. Мы сыграли скромную свадьбу в январе 1994 года в Усть-Каменогорске и через неделю уехали служить в Амурскую область, в Возжаевку. Жили сначала в офицерской гостинице, комната метров десять, не больше. Удобств не было. Мыши бегали. Это были 1990-е годы. Выдавали паёк. Тяжело. Так мы прожили около двух лет. Потом нам в гарнизоне дали двухкомнатную квартиру на пятом этаже — правда, без воды, но это считалось нормальным. Таскали воду, чтобы постирать. Климат там сложный: зимы очень холодные, часто бесснежные, а лето степное, жаркое. В 1999-м у нас родилась дочь Арина. Она сейчас учится на 4-м курсе в Санкт-Петербургском институте имени Павлова, выбрала специальность «клинический психолог».

— Как дальше складывалась ваша жизнь?

— Олег прослужил на Амуре около восьми лет. А потом его перевели в Приморский край. Жили в гарнизоне, в городе Арсеньеве. Там, кстати, открывают музей героев и заслуженных людей Приморского края. Я высылала туда фотографии, дипломы мужа.

— 1990-е годы были тяжёлыми и для страны в целом, и для армии. Как обстояли дела с полётами?

— В то время они очень мало летали.

Олег даже хотел увольняться со службы, сказал мне: «Я хоть куда устроюсь. Вернёмся в Усть-Каменогорск, буду работать на заводе». На что я ему ответила: «Ты руки свои видел?» Он: «А что с моими руками не так?» Я говорю: «Ты не можешь работать на заводе. Ты лётчик, ты должен летать». В 1990-е многие у нас уволились. Потом жалели, конечно.

А мы этот этап жизни пережили, считаю, достойно, и он остался в армии.

— Какая у вас профессия, чем вы занимались, пока жили в гарнизоне?

— У меня юридическое образование. Но по специальности там не устроиться, потому что это гарнизон. И я в Амурской области работала в детском саду, а в Приморском крае — в отделе кадров до рождения второго ребёнка, сына Александра.

— Сын планирует выбрать профессию военного?

— Нет. Перед трагедией хотел. После трагедии всё поменялось. Его увлекают компьютерные технологии. Но в то же время какие-то законы всё время смотрит, в Конституции Российской Федерации разбирается. Это ему тоже нравится. Но всё может поменяться: он в седьмом классе.

— Почему ваш муж решил выбрать профессию военного?

— Родители Олега не были военными — мама работала воспитателем в детском саду, папа был электросварщиком. Он умер, когда Олегу было всего семь лет, а его мама умерла в 2003-м году. Олег в детстве много занимался спортом, поступил в Суворовское училище, а по окончании выбрал лётное направление — окончил авиационное училище в Харькове. Он был лётчиком-истребителем.

Это было ещё советское время, но уже пошёл развал. Он как раз окончил училище в тот год, когда развалился СССР.

— Суворовское училище он закончил с золотой медалью?

— Да, и причём это всё было влёгкую. Он не занимался зубрёжкой — память у него очень хорошая была. Всё успевал: и гулять, и учиться. Очень бережно относился к учебникам. Когда уже наши дети в школе учились, как он тщательно им книги обёртывал каждый год, как он бережно их перелистывал! Всё время ходил получать учебники вместе с детьми. Это надо было видеть, насколько он любил учиться.

— Каким он был по характеру?

— Харизма у него, конечно, была. Он был из тех людей, с которыми посидел, пообщался — и уже не забыть. Его все помнят до сих пор. Он мог поддержать любой разговор: искусство — давайте, про живопись — пожалуйста, про военное дело — само собой, политика — вообще без проблем. Разносторонний очень был человек, интересный.

— Он был верующий?

— Да, он верующий был, мы с ним венчаны. Перед Сирией он ездил к батюшке, просил благословения.

— А суеверный, как все лётчики?

— Суеверный. Например, не любил фотографироваться перед полётом. Поэтому не много у него фотографий, где он в самолёте или возле самолёта. Если едем в машине и чёрная кошка перебежит дорогу, то мы фиги показываем. Вроде, думаю, ерунда — ну да ладно, покажем фиги, хуже не будет. У меня ещё сын спрашивает: «Мам, что ты делаешь?» Я говорю: «Фиги показываю. Примета такая». Все показали, рассмеялись, поехали дальше.

— Как вы узнали, что Олег погиб?

— Я с ребёнком была на занятии в бассейне. Пришла домой. И мама мне сказала, что в новостях сообщили о сбитом Су-24. После этого мы были прикованы к телевизору. Знаете, у военных лётчиков, когда командир приезжает к жене, значит, не просто что-то случилось, а случилась трагедия. Первые сутки никто не приехал. До последнего, конечно, надеялись, что это не наши ребята. Я уже не помню, через сколько дней они приехали, может быть, через четверо суток.

— У Олега Анатольевича был опыт военных кампаний до Сирии?

— Нет. В Сирии он провёл около месяца.

— Как он отнёсся к этой командировке?

— Он хотел попасть туда, это правда. Офицерское слово для него было на первом месте и его лётная служба. Он пришёл и сказал мне: «Я лечу в Сирию». Мы все предчувствовали неладное. Дочь видела нехороший, тревожный сон. Я не хочу об этом рассказывать, это слишком личное. Мама моя всю ночь проплакала. Со мной редкое такое случается, но я боялась. Мы уже до этого думали о гражданской авиации. Пенсия была не за горами. Уже дом построили. Можно уже было увольняться. А он сказал: «Нет, я должен быть там».

— Как сохраняется память о нём — помимо того, что вы рассказали о музее в Приморском крае?

— Есть очень хороший музей в нашем Липецком авиационном центре, где Олегу Анатольевичу посвящена экспозиция. У нас существует пост №1 — ещё с тех времён, когда наши мальчики в Афганистане погибали. Тогда создали организацию «Память о сыне». Там тоже есть музей, куда я (отнесла. — RT) документы, памятные вещи. Есть две школы его имени: Хрущёвская школа имени Олега Пешкова и 30-я школа имени Олега Пешкова. Проходят спортивные мероприятия в его честь. Раз в год проводят футбольный турнир, посвящённый Олегу Пешкову. Очень часто проводят мероприятия по школам — «Чтобы помнили». Я всегда иду навстречу: моему мужу, наверное, уже ничего не нужно, но память о нём должна жить вечно — для потомков. Как бы тяжело ни было. И фильм «Небо» сейчас выходит. Для меня же это не просто фильм — это жизнь…

— С вами консультировались в процессе создания фильма «Небо»?

— Да. Режиссёр Игорь Копылов сам писал сценарий. Я была приглашена в Санкт-Петербург. И всё, что могла, рассказала. Но вы сами понимаете, что это будет не документальный фильм, а художественный. Здесь что-то будет вымышленное. Может быть, в какие-то моменты только я буду знать, что это действительно было так.

Игорь Петренко в роли лётчика Олега Сошникова (Пешкова) и Иван Батарёв в роли штурмана Константина Муравьёва (Мурахтина). На съёмках фильма «Небо». © Из личного архива режиссёра Игоря Копылова
— Где снимали фильм?

— Липецк, Крым, Сирия. Часть съёмок проходила здесь, в Липецком авиационном центре, какие-то съёмки проходили в Сирии.

— Актёр Игорь Петренко, который в фильме «Небо» играет Олега Пешкова, похож на вашего мужа?

— Сначала, когда я его увидела, вообще не поняла выбор режиссёра. А потом, когда мы познакомились (я тоже была на съёмках), я поняла, как Петренко вписался в эту роль — вот именно вписался. Как он подошёл к этой роли, попал в тембр голоса Олега. Мне очень понравилось, как он играет.

— Не столько внешней схожестью, сколько манерой?

— Вот да, манера поведения. И в молодости он мне, конечно, его напоминает. Игорь Копылов знает, что делает. Мы смотрели фотографии, видео. Поехали на кладбище. Игорь Петренко преклонил колено и стоял там долго, разговаривал с Олегом. Говорит: «Я прошу Олега Анатольевича, чтобы он мне помог сыграть эту роль». Я прослезилась оттого, насколько серьёзно они к этому отнеслись.

— Как вам вручали Звезду Героя?

— Звезду Героя вручали на аэродроме в Липецке. Было построение. Награду передал мне главком ВКС Виктор Николаевич Бондарев.

— Как вас поддерживают коллеги, сослуживцы? Есть ли какая-то традиция памяти о нём?

— 3 августа — день рождения Олега Анатольевича. Кто помнит — приезжает. Собираемся на кладбище обязательно, поминаем.

— В тот день погиб ещё один военный, морской пехотинец Александр Позынич.

— Это была специальная операция, когда их разыскивали. Я знакома с женой Александра, мы очень хорошо общаемся. Да, он погиб именно в этот день, 24 ноября. Вертолёт летел спасать Константина Мурахтина.

Три шага штурмана Мурахтина
Майор Константин Мурахтин рассказал RT об Олеге Пешкове и их последнем боевом вылете.

— Сколько лет вы служили вместе с Олегом Пешковым?

— Точно не скажу. Он был старше почти на шесть лет. Приехал в Липецк с Варфоломеевки (военный аэродром в Приморском крае. — RT). У нас в Липецке две части — авиацентр и полк. Олег служил в центре, а я — в полку. Так что сейчас даже не вспомню, когда он приехал и сколько лет мы были знакомы.

— До командировки в Сирию вы летали вместе?

— Да, конечно. Года четыре-то точно. На полётах мы не очень часто, но пересекались. Летали не сказать чтобы постоянно, как в боевых полках, где в эскадрилье есть лётчик и штурман, которые друг за другом закреплены и летают постоянно. Мы могли летать вместе раз в месяц, а могли и пять раз слетать.

— Каким вам запомнился Олег?

— Он все военные учебные заведения закончил с отличием. Олег был профессионалом с большой буквы, ас своего дела. Сколько лётчиков молодых, как у нас говорят, он поставил на крыло, дал им дорогу в небо! И все, кому с ним приходилось летать, кого он обучил, все говорили о нём только хорошие слова — и как о профессионале, и как о человеке. Всегда спокойный, уравновешенный. Никогда, если что-то не получалось в полёте, не ругался: сам выйдет после полёта, хорошим словом подбодрит, всё спокойно объяснит, расскажет доступным языком. Всегда был весёлый, жизнерадостный. Также и на мероприятиях — знаете, у военных много традиций: и звания, и классы, все эти офицерские собрания очень весёлые. Олег на гитаре любил играть.

— Какая любимая песня была у него?

— Часто пел «Господа офицеры» и на гитаре себе подыгрывал.

— В отличие от Олега, вы из семьи лётчиков. У вас был выбор или это было предопределено?

— У меня всё уже было предопределено, потому что всю свою сознательную детскую и юношескую жизнь я провёл вместе с отцом по гарнизонам и на аэродроме. У меня даже мысли не возникало о другой профессии. Мы с друзьями всё время бегали на аэродром. Большинство моих друзей стали лётчиками, а кто по здоровью не прошёл — в боевом управлении, связанном с самолётами. И вообще, если взять всех, с кем я служил, то, наверное, 90% лётчиков и штурманов — из семей военнослужащих. Так что у меня не было другой мысли, какая профессия меня ждёт.

— Вы родились в Одессе. У вас сохранились связи с малой родиной, учитывая отношения с Украиной и то, что вы военный?

— Я родился под Одессой. Но после рождения я там никогда и не был. Я вам больше скажу: я прожил там всего пять дней. Просто у меня отец служил на аэродроме Буялык. И у отца как раз перевод был на другое место службы. Я только успел там родиться, и это всё, что связывает меня с рождением в Одесской области. Более того, моя жена тоже из семьи военнослужащих, она тоже родилась в Одессе и тоже ни разу там не была. Мы всё собирались туда съездить и в итоге так и не собрались. А теперь уже и смысла нет ехать туда с моей фамилией.

— У вас есть сын. Какую профессию он выбрал?

— Лётчик. Отец штурман, а он на лётчика пошёл. Он ещё учится, 3-й курс заканчивает.

— Во время спасательной операции погиб морской пехотинец Александр Позынич. О нём будет рассказано в фильме? Вы встречались с его родными?

— С родными Позынича я не встречался. Насколько я знаю, Гелена ездила к его родным на открытие памятника.

— До Сирии вы участвовали в других военных кампаниях?

— Нет, не участвовал.

— Как вам удалось остаться живым?

— У меня был с собой кнопочный телефон — просто обычное средство связи. Мы такие брали с собой, потому что нам со смартфонами ходить нельзя. Но обычный кнопочный — можно: хотя бы жене написать смс, что всё хорошо, потому что дорого там всё-таки звонить. Там были пункты, откуда можно звонить официально, но поначалу очереди большие были, когда всё это только создавалось. А тут у нас телефоны для связи с родными и между собой. И получилось так, что он стал средством, благодаря которому я вышел на связь. Я позвонил своему сослуживцу, сказал, что жив. В штабе, общаясь со мной, определили место, где я нахожусь, и отправили за мной спецназ.

— У вас были варианты спасения?

— Варианты всегда есть: либо идти, либо ждать. Только какой смысл идти, если знаешь, что вокруг. Тем более, если знаешь, что это только начало операции и идти-то, в принципе, там некуда, потому что боевики были везде. И в штабе решили вначале определить по телефону точное местоположение. Так как телефон обычный, без геолокации, то он выдал большой радиус для поисков. Дождались, когда наступят сумерки, и запустили беспилотник с инфракрасным излучением. И уже беспилотником определили мои координаты.

Меня попросили сделать три шага влево и три шага вправо. Чтобы понять, что это именно я, а не животное какое-нибудь в лесу. Тогда мне сказали: «Теперь сиди и жди, когда за тобой придут». И я ждал.

— Сколько пришлось ждать? Как вы это время провели без еды и без воды?

— Нас сбили полдесятого утра, а забрали меня где-то в час или два ночи. Может быть, на вторые-третьи сутки я бы почувствовал голод и жажду, но в тот момент ни есть, ни пить вообще не хотелось. Это не было проблемой.

— За вами пришёл сирийский спецназ. Как прошла встреча?

— Вы знаете, тогда, в час ночи, и радоваться не было возможности, потому что везде были эти «бармалеи». Всё произошло очень быстро. Мы определились, нашли друг друга — у них несколько человек знали по паре фраз по-русски. И тут же пошли: находиться на том месте и вообще в том районе долго было нельзя.

— Как вы вернулись на базу? Вы ведь тогда ещё не знали, что Олег погиб?

— Нет, не знал. Это мне уже по дороге сирийцы рассказали. Когда мы вышли из гор, меня встречали на машине. Там был переводчик, он хорошо говорил по-русски. И вот он мне всё рассказал. Так что я уже до возвращения на базу знал, что Олег погиб. Привезли меня к штабу, там встретили генерал и замполит. Это ночью было, все спали. Привели меня в госпиталь, там обследовали. Дали успокоительного — и я спать лёг. Потом уже, наутро, ребята пришли. Всё быстро, потому что работы было много. Повидались, парой слов перекинулись и разошлись. В тот же вечер меня отправили в Москву.

— Вы вернулись к службе?

— Да, всё нормально, продолжаю летать. Всё в прежнем режиме.

— Как вы участвовали в работе над фильмом, который снят про вас и Олега Пешкова?

— Меня вызвали в Министерство обороны, когда только начиналась работа над фильмом, в декабре 2019 года. Там мы в первый раз встретились с режиссёром Игорем Копыловым — и до сих пор с ним на связи. Мы напрямую работали с ним, с артистами, со съёмочной группой.

В министерстве я в основном рассказывал про тот случай в Сирии. Когда начались съёмки, у меня были сомнения по поводу того, как показывают мою личную жизнь. Но режиссёр пояснил, что это отчасти вымышленная биография, собирательный образ: «Всё, что до того случая, — это не ты. А вот в самолёте — это уже ты». А что касается жизни Олега с Гелей, я так понял, что там история показана ближе к их семейной биографии.

— Ваше мнение об актёрах, которые играют вас и Олега, — похожи, непохожи?

— Внешне непохожи. Первоначально, когда мне показали, кто нас будет играть, я вообще не мог найти ничего общего с нами. Но когда долго с человеком общаешься, всё равно начинаешь находить что-то общее. Посмотрим, что получится в итоге.

— Крымский ландшафт, где снимали полёты, похож на ту местность, где был сбит ваш Су-24?

— С высоты 6 тыс. м всё равно не разглядишь, какой у тебя пейзаж: заросли и заросли. Полёты снимали в Крыму, в Бельбеке и в Гвардейске. А основной пейзаж — в Сирии. Они ездили туда, им на это давали добро. Сегодня там всё ещё идут боевые действия.

«Небо» для героя
Режиссёр фильма «Небо» Игорь Копылов рассказал RT, как родилась идея фильма о Герое России Олеге Пешкове, где проходили съёмки и почему изменены имена главных героев картины.

— Кому принадлежит идея художественного осмысления столь недавнего события?

— Так бывает, что звёзды сходятся. У нас возникла идея на эту тему, и мы обратились за первичной консультацией в Министерство обороны. И там выяснилось, что министерство само в течение года искало, с кем можно сделать такое кино. Это было счастливое стечение обстоятельств.

— Почему вы решили обратиться именно к этой истории?

— В нашей компании до этого было снято несколько военных картин, например «Ржев». Мы много разговаривали о том, что идёт целый поток фильмов про Великую Отечественную войну — и это надо делать обязательно, — но у молодого поколения та война уже превращается в миф. Оно относится к этому почти как к былинности и не всегда соотносит с собой. А у нас есть героические примеры наших современников. Кроме того, про Сирию ещё ничего не делали — и нам это было интересно.

— Как шла работа над сценарием, учитывая, что подробности операции до сих пор засекречены?

— Мы неоднократно встречались с лётчиком-штурманом Константином Мурахтиным — и в Министерстве обороны, и в частном порядке. Я встречался с жёнами, с однополчанами. Я вообще за эти два года очень много встречался с лётчиками. И, в принципе, вы должны понимать, что этот фильм снят на основе реальных событий, но всё-таки это художественное произведение.

Я всех честно предупредил, что это будет собирательный образ русского лётчика-офицера. Он не будет пошагово, по годам совпадать с биографией либо Олега, либо Константина. Это больше собирательный образ тех офицеров, переживших 1990-е, которые остались верны воинскому долгу.

Хотя, конечно, основной составляющей стала история Олега и Константина. Но туда вплетены ещё и истории тех лётчиков, которые становились офицерами в 1990-х годах. Когда я имел честь зарыться в их биографии, я понял, что было бы здорово, если бы эта картина была поклоном всем офицерам — не предавшим, не сдавшимся. При этом ещё раз повторюсь: у нас были главные герои, один из которых погиб, а другой выжил.

— Константин Мурахтин поделился с нами, что любимой песней Олега Пешкова была «Господа офицеры». Почему вы не взяли её в фильм?

— Песня замечательная. Но это настолько самостоятельное, сильное, эмоциональное произведение, что, с моей стороны, использовать его было бы нечестно. У нас есть песня, специально написанная для фильма. А в конце звучит песня Владимира Высоцкого. Всё-таки это кино про подвиг жизни, а не момента. От дня принесённой присяги до выполнения этой присяги. Кино про 1990-е и про то, как остаться человеком, как остаться мужиком, как не предать и выполнить свой долг.

— Расскажите подробнее о локациях, где проходили съёмки фильма.

— Первое, что мы сделали, — познакомились с родственниками и с участниками событий. Потом мы благодаря Министерству обороны побывали на месте событий и ногами прошли все точки. Мы подошли к упавшему самолёту, который до сих пор там лежит. Мы даже привезли его фрагменты в музей.

Мы поставили себе задачу: мы должны понимать эту историю досконально, буквально до метра, до минуты. Но по факту получилось так, что большинство локаций можно найти в Крыму. И вы же понимаете, что Сирия — это не место для группы из 200 человек. Это страна, где идёт война.

Однако часть эпизодов, благодаря поддержке министра обороны, мы снимали прямо на базе Хмеймим.

— Деталями операций, особенно всего, что касается Сирии, Министерство обороны делится неохотно. И их можно понять: терроризм — явление международное, семьям военных может угрожать опасность. Насколько вас подпустили к секретной информации?

— Мы, конечно, знали, что снимаем. И всегда с нами был офицер по защите государственной тайны, особенно когда шли съёмки на военных объектах. Мы сами достаточно быстро осознали, насколько это всё серьёзно. Всё, что возможно, мы имели возможность снять. То, что невозможно, до нас не доводили. Конечно, когда ты так тесно работаешь, то внедряешься, задаёшь вопросы. И некоторые мелкие детали мы знали. Но мы понимали, что можно, а что нельзя.

— В фильме будет что-то, что приоткроет неизвестные подробности этой истории?

— Во-первых, мы подробно рассказали историю спасения Константина Мурахтина. Это большая часть фильма. Во-вторых, среди главных героев — офицеры ССО (Сил специальных операций), которых ещё, по-моему, ни в одном фильме не было. Плюс это первое кино про Сирию, которое частично снято в Сирии. Ребята из ССО нас консультировали, а те, кто их играл, ездили к ним на базу. Их тренировали так, чтобы они в кадре выглядели совершенно естественно. Актёры три недели провели там как призывники, стреляли из всех видов оружия. Приехали подготовленные к съёмкам. Поэтому то, как работают ССО и в каких условиях, будет показано впервые. Я очень рад, что мы нашли с Министерством обороны контакт.

— Несмотря на то, что публикация приурочена к премьере фильма, она посвящена в первую очередь Герою России Олегу Пешкову, который погиб 24 ноября. Скоро будет день его памяти. Как вы подошли к работе над образом?

— Мы внедряли в сценарий слова, диалоги, которыми делилась с нами Гелена Пешкова. Маша Миронова, которая играла Гелену, и Игорь Петренко, сыгравший Олега, мы все втроём очень боялись, что не получится сыграть искренне и честно.

Когда мы снимали в Липецке, Игорь Петренко всё время поглядывал на Константина Мурахтина, который сидел с нами у монитора. Игорь ловил его реакции, чтобы понять, правильно ли он делает. С Мурахтиным сверяли всё, пока он находился на площадке, — не только правильность действий за штурвалом в кабине пилота.

Олег Пешков — достойный, восхитительный пример мужества. Мужской, человеческой порядочности, верности долгу. И для меня эти два года работы над фильмом стали совершенно особенными. Потому что, когда ты погружаешься в среду офицерства, то понимаешь, на каких принципах, на чём это всё держится. Это очень простые русские мужики, без всякого пафоса и без всякой картинности стоящие на страже твоей Родины.

Рубрики
Новости

В Петербурге представили фильм «Небо» о российских военнослужащих в Сирии

В центре его сюжета — события 24 ноября 2015 года, когда во время боевого вылета Су-24 был сбит турецким истребителем на севере страны. Летчик и штурман успели катапультироваться, но выжил только один.

Создатели картины из кинокомпании «Триикс Медиа», которая работала над проектом совместно с Минобороны, рассказали «Фонтанке», что глава ведомства Сергей Шойгу поручил включить фильм «Небо» в перечень обязательных к просмотру в вооружённых силах.

В картине сыграли Игорь Петренко, Мария Миронова, Иван Батарев, Сергей Губанов, Илья Носков и другие, режиссер-постановщик — Игорь Копылов. Съемки проходили на реальных военных объектах в Сирии и России (в Крыму и в Липецком авиацентре), показана реальная боевая техника. Спасшийся летчик был главным консультантом фильма.

«Хотя мой персонаж все-таки больше собирательный образ, присутствие на площадке Кости Мурахтина стало большой поддержкой, — рассказал Иван Батарев, исполнитель роли штурмана Константина Муравьева, чьим прототипом стал Мурахтин. — И сам Костя — замечательный человек! Мы с ним очень быстро сошлись. Его участие в процессе нас, безусловно, подпитывало, давало больше энергии и повышало градус ответственности».

На премьерный показ в Петербурге были приглашены представители Минобороны, ФСБ, Военно-морского флота России и Следственного комитета.

В прокат фильм выйдет 18 ноября.

Рубрики
Новости

«До сих пор руки трясутся»: выживший при подбитии Су-24 в Сирии летчик Мурахтин оценил фильм «Небо»

В Липецке состоялся предпоказ фильма «Небо» о героической истории подполковника Олега Пешкова, погибшего в Сирии шесть лет назад.

Слезы и аплодисменты — так зрители, которыми стали летчики Липецкого авиацентра, высоко оценили увиденное на экране. Масштабная лента снята при поддержке Министерства обороны России. Предпоказ неспроста устроили в легендарном 4-ом Центре боевого применения — именно оттуда Олег Пешков и его штурман Константин Мурахтин отправились в командировку в САР, чтобы беспощадно бороться с террористами.

24 ноября 2015 года их Су-24 был предательски сбит турецким истребителем. Летчики катапультировались, но спастись удалось только Мурахтину. Майор ВКС признается, что с трудом сдерживал эмоции во время просмотра.

«До сих пор весь на эмоциях. Было очень тяжело конечно смотреть, пережить заново все эти трагические события. До сих пор руки трясутся. Фильм получился», — поделился Мурахтин.

Фамилии летчиков в фильме изменены, но историю авторы ленты воссоздали в мельчайших подробностях. История — не только о двух героях, но обо всех, кто выбрал небо и защиту страны делом своей жизни.

Рубрики
Новости

Фильм «Небо» о летчике Пешкове показали в Липецком авиацентре

Лента рассказывает о российском военном летчике Олеге Пешкове, героически погибшем в Сирии.

В широкий прокат этот фильм, созданный при поддержке Минобороны РФ, выйдет 18 ноября. Но, учитывая, что в съемках картины участвовали действующие военнослужащие, было решено устроить для них предпремьерный показ. Липецкий авиацентр выбрали для этого, разумеется, не случайно. Дело в том, что многие сцены киноленты сняли на территории военных объектов Минобороны, в том числе на российской военной базе Хмеймим в Сирии, а также в Липецке. Именно здесь служил подполковник Олег Пешков перед командировкой в САР.

Напомним, 24 ноября 2015 года бомбардировщик Су-24 Пешкова сбил турецкий истребитель. Экипаж успел катапультироваться. Штурман Константин Мурахтин выжил, его удалось спасти. А вот Олега Пешкова, спускавшегося с парашютом, боевики расстреляли в воздухе. Погибшему пилоту посмертно присвоили звание Героя России.

Недавно на селекторном совещании в Минобороны РФ глава ведомства Сергей Шойгу сказал, что художественный фильм «Небо» следует включить в перечень обязательных для просмотра в Вооруженных силах России. Министр считает, что эта лента будет способствовать патриотическому воспитанию военнослужащих.

Рубрики
Новости

«Небо» с Игорем Петренко: история о подвиге героев

Главные роли в фильме исполнили Игорь Петренко, Иван Батарев и Сергей Губанов.

Основано на реальных событиях. Фраза, обязывающая ко многому. Причем всю съемочную группу. Режиссер фильма «Небо» Игорь Копылов знает это не понаслышке. В его арсенале множество исторических, военных картин. Однако эта – особенная. «Мне она вдвойне дорога, она вдвойне волнительна. Я признаюсь, все актеры очень сильно волнуются, потому что у их героев, которых они играют, есть реальные прототипы», – отметил режиссер Игорь Копылов.

И не просто есть, а присутствуют на площадке. Правда, к сожалению, не все. И в этом суть истории. В ее основе – события, попавшие во все мировые СМИ. 24 ноября 2015 года во время контртеррористической операции на севере Сирии был сбит российский Су-24. Штурман Константин Мурахтин спасся. Благодаря ему события того дня воссозданы в фильме поминутно. А актер, воплотивший образ на экране, узнал о всех нюансах и переживаниях героя из первых уст.

«Мне было как актеру интересно выяснить, что конкретно он чувствовал в данный момент, когда он оказался один и когда он понимает, что его хотят поймать очень многие люди. И было важно вот это вот человеческое ощущение», – подчеркнул Иван Батарев.

А вот у актера Игоря Петренко, сыгравшего в «Небе» второго летчика Олега Сошникова, такой возможности не было. Прототип его героя – подполковник Олег Пешков погиб. И этот фильм – своеобразная дань памяти ему и всем российским офицерам.

«Это дань всем боевым летчикам. В этом наша основная задача. Жизнь офицеров, их принятие решений, их ответственность, их правда – это всем будет понятно. На сегодняшний день так мало такого кино, где есть патриотизм в хорошем смысле», – добавил Петренко.

Любовь к родине, к семье, к близким – то, чем наполнено это «Небо». А значит, фильм – не о смерти, а о жизни. И это особо подчtркивают его создатели. На долю тех, кто остался на земле, возможно, выпали еще более суровые испытания. Их сила духа поражает не меньше. Лишь на минуту позволившая себе слабость, героиня Марии Мироновой, провожая мужа в последний полет, напоминает ему о самой сути понятия «офицер».

Картину снимали в экстремальных условиях – на действующих военных базах Сирии и России, чтобы добиться максимальной достоверности, и артисты несколько месяцев жили и тренировались наравне с реальными военнослужащими. И это, по признанию исполнителей буквально всех ролей, во многом изменило их взгляд на мир. Сможет ли то же самое сказать о себе зритель, узнаем уже 18 ноября.

Дарья Остроумова, «Утро России»

Рубрики
Новости

Фильм «Небо» включат в перечень обязательных к просмотру в армии

В широкий прокат картина выйдет 18 ноября.
Министр обороны Сергей Шойгу поручил включить фильм «Небо» в перечень обязательных к просмотру. Распоряжение Шойгу отдал в ходе селекторного совещания в ведомстве.

Художественный фильм «Небо», снятый при поддержке Минобороны и участии «России 1», выходит в широкий прокат 18 ноября. Картина рассказывает о подвиге Героя России, подполковника Олега Пешкова, погибшего при выполнении боевой задачи в Сирии в ноябре 2015 года.

На медиаплатформе «Смотрим» опубликован трейлер киноленты.

Главные роли в фильме исполнили Игорь Петренко, Иван Батарев и Сергей Губанов. Актерский состав прошел двухнедельную подготовку в Сирии – в лагере Сил специальных операций. Создателям фильма хотелось достоверно отобразить события, поэтому часть съемок велась также в Сирии – на авиабазе Хмеймим.